Главный риск 2018 года — это антисанкции

До недавнего времени санкции оказывали лишь ограниченное воздействие на российскую экономику – они снижали аппетиты банков и компаний к внешним заимствованиям, однако на практике не препятствовали иностранным инвесторам инвестировать в российские облигации или акции.

Важно и то, что после ответных санкций в форме ограничений на импорт продовольствия (доля импорта в российском продовольственном потреблении снизилась с 30-35% вплоть до 2014 г. до нынешних 23%), Россия в принципе не использовала механизм контрсанкций в качестве ответной политической меры. Напротив, российские власти скорее транслировали свое намерение открыть дорогу диалогу.

Тем не менее, равновесие весьма не прочно и может быть нарушено в случае эскалации санкционного давления до нового уровня. Повестка дня 2018 г. содержит два риска (1) введение санкций против главных российских бизнес-групп и/или (2) введение суверенных санкций. Последний сценарий явно крайне негативен, и мы не уверены, что рынок принимает его в расчет.

Мы опасаемся, главным образом, не столько чисто экономических последствий этой меры – в конце концов, долг российского правительства составляет всего 13% ВВП, из которых 70% фондируется внутри страны – сколько того, как отреагирует на них российская сторона.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *