Рубль сохраняет потенциал для ослабления

Бюджетная политика 2018-2020 гг. (соответствующий законопроект принят в 1-м чтении Госдумой в конце прошлой недели) будет опираться на модифицированное бюджетное правило, согласно которому объем покупок валюты фактически будет зависеть от цены нефти в долларах, а не в рублях, как сейчас.

Напомним, что решение изменить бюджетное правило Минфин объяснял тем, что текущий механизм имеет положительную обратную связь, то есть может способствовать как чрезмерному укреплению рубля (например, в случае притока капитала в условиях высоких цен на нефть, как это было в 1 кв. 2017 г.), так и избыточному его ослаблению (в случае оттока капитала). Сейчас объем интервенций рассчитывается как разница между фактически полученными и плановыми нефтегазовыми доходами бюджета (исходя из прогнозного курса рубля и цены нефти). Начиная с 2018 г., объем покупок валюты будет определяться как разница между фактически полученными доходами и уровнем доходов, рассчитанным исходя из базовой цены нефти и фактического курса рубля.

Базовая цена нефти в новом правиле установлена на уровне 40 долл./барр. (URALS) и будет индексироваться на 2% в год (т.е. составит 40,8 долл./барр. в 2018 г.), и ее траектория будет отличаться от прогнозного уровня цены нефти, заложенного в бюджет (49,9 долл./барр. в 2017 г., 43,8 долл./барр. в 2018 г.). По нашим расчетам, новая формула бюджетного правила позволит Минфину при прочих равных покупать в разы больше валюты, чем сейчас.

Так, если в 2018 г. цена нефти останется на текущем уровне (нефть URALS 50 долл./барр. в среднем с начала года), то, по нашим оценкам, объем интервенций составил бы 21,8 млрд долл. за год (против 6,8 млрд долл. исходя из действующей формулы бюджетного правила). Для сравнения, сальдо счета текущих операций за последние 12М составило ~40 млрд долл. По нашим оценкам, запуск такого механизма привел бы к ослаблению рубля >65 руб./долл. при прочих равных (т.е. тот курс, который соответствует нефти 40 долл./барр.).

При этом негативный эффект может быть сглажен, например, притоком капитала со стороны ряда российских бизнесменов на опасениях введения против них санкций США. Также может быть изменен механизм траты ФНБ: получение рублей не внутренней конвертацией в ЦБ, а на открытом рынке (как сейчас происходит в случае пополнения фонда). Мы считаем, что рубль сохраняет потенциал для ослабления в среднесрочной перспективе даже при текущих ценах на нефть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *